Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /home/h114226/data/www/smi4me.ru/wp-content/plugins/wp-testing/vendor/flourish/flourish/fDatabase.php on line 1406 Этика журналиста. Пройди тест — что для тебя важнее: сенсация или моральные принципы — МЕДИА-МАСТЕР

Этика журналиста. Пройди тест — что для тебя важнее: сенсация или моральные принципы

Если с правовой составляющей журналистской деятельности сегодня немного прояснилось, благодаря Конституции и, конечно, ФЗ «О СМИ», то с этикой в журналистике вопрос по-прежнему остается открытым.

Что такое этика журналиста? Для чего она нужна? Какие последствия могут произойти, если пренебречь моральными устоями? На эти и другие вопросы мы ответим в лекции, посвященной «Этике и СМИ».

Однако прежде чем начать изучение новой темы, предлагаем Вам пройти тестирование и ответы прислать через онлайн-форму на сайте. Наши специалисты развернуто прокомментируют и оценят Ваши результаты. 

ВОПРОС 1. ВИРУСНАЯ МОРАЛЬ

Ваше издание выпускает материал о разнообразии культурных обычаев народов Кавказа. SMM-менеджер, чтобы сделать его более заметным, размещает его в соцсетях с таким анонсом: «Оказывается, на Кавказе умеют не только стрелять на свадьбах и резать баранов!». Либеральная общественность возмущена стереотипизацией национальных меньшинств; ряд известных кавказских знаменитостей объявляют о бойкоте; в фейсбук не зайти, чтобы не наткнуться на проклятия. Ваши действия?

  1. А в чем вообще проблема? Покричат и успокоятся, внимание обращать — только время тратить.
  2. Неприятно, но начинать оправдываться — себе дороже. Скажу автору анонса, чтобы больше так не делал, а буря сама пройдет, да и вообще: любой пиар — хороший пиар.
  3. Необходимо публично извиниться и объяснить, что мы это не всерьез — просто неудачная шутка. С SMM-менеджером поговорить жестко и пригрозить санкциями в случае рецидива.
  4. Стыд и позор. Публично извиниться без всяких оговорок. SMM-щика — уволить: репутация издания дороже.

ВОПРОС 2. ОБЩЕНИЕ С ПРЕСТУПНИКАМИ

Вашему изданию готов дать эксклюзивное интервью лидер группировки, признанной террористической, — в последние месяцы она то и дело мелькает в новостях: то похитит кого-нибудь, то возьмет на себя ответственность за теракт. Он не требует предварительно высылать ему вопросы и не собирается править ответы: что сказано, то сказано. Местонахождение лидера тщательно скрывается, поэтому интервью он будет давать по Skype. Как действовать?

  1. Брать интервью и печатать, как есть. У нас свобода слова или как?
  2. Брать интервью, но цитаты из него могут появиться только в контексте, четко объясняющем, чем занимается собеседник, — иначе получится пропаганда человеконенавистничества.
  3. Не брать интервью — журналисты не должны давать трибуну для высказывания убийцам и террористам.
  4. Не брать интервью и сдать контакт террориста компетентным органам — вдруг удастся вычислить и уничтожить.

ВОПРОС 3. ИСТОЧНИК ЗА ДЕНЬГИ

С вами связался анонимный источник, утверждающий, что в его распоряжении имеется видеозапись разговора президента и премьер-министра, в которой первый отчитывает второго за плохую работу с использованием матерных слов. Он готов отдать ее редакции — за 3 тысячи долларов. Покупать или нет?

  1. Конечно, покупать. Вы представляете, сколько народу это посмотрит? Наверняка на пословицы разойдется!
  2. Деньги тратить ни к чему — пусть платит кто-нибудь менее чистоплотный, а мы просто повесим видео к себе и тоже привлечем читателей.
  3. Если бы они говорили о коррупции или фальсификации выборов — это бы представляло общественный интерес и стоило бы расходов. А просто ругань — нам такое и бесплатно не надо.
  4. Сразу нет. Журналисты не должны вступать в финансовые отношения с источниками ни при каких обстоятельствах. Это коррумпирует профессию.

ВОПРОС 4. ЛУКАВСТВО РАДИ ЭКСКЛЮЗИВА

Один из ваших корреспондентов сумел поговорить с популярным бизнесменом, который никогда не дает интервью журналистам, — причем материал получился очень интересный. Как это ему удалось? — спрашиваете вы, ознакомившись с текстом. Он отвечает, что просто прикинулся студентом, который пишет курсовую о психологии успеха. Что дальше?

  1. Какой невероятно ценный сотрудник. Надо повысить ему зарплату, пока не перекупили. А интервью немедленно опубликовать.
  2. Обманывать людей, конечно, нехорошо, но раз уж получился такой роскошный материал — не выбрасывать же. Но это последний раз!
  3. Так, конечно, нельзя. Надо позвонить бизнесмену и попытаться вымолить право на публикацию. Откажет — похоронить материал и впредь следить за сотрудником.
  4. Корреспондент немедленно должен быть уволен: ложь в журналистике недопустима. Бизнесмену должны быть принесены публичные извинения.

ВОПРОС 5. ЛИЧНОЕ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ

Один из ваших политических корреспондентов вдруг начинает приносить золотые эксклюзивы — важная и интересная читателю информация о происходящем в стране ему становится известна раньше, чем каким-либо другим изданиям, и исправно подтверждается. На расспросы, как ему это удается, журналист загадочно улыбается и говорит, что не может выдавать свои источники. На очередную редакционную вечеринку он приходит с девушкой — ее фамилия звучит знакомо; поиск в интернете быстро дает ответ — она работает на не самой важной должности в Администрации президента. Что делать?

  1. А в чем вообще проблема? Сотрудник — молодец: и к эксклюзивам доступ получил, и личную жизнь устроил. Сердцу не прикажешь!
  2. Информация, к которой есть доступ у корреспондента, слишком важна, чтобы от нее отказываться — но писать о ней самому ему все же не стоит. Корреспондента перевести в спортивный отдел, а новости от подруги пусть рассказывает коллегам — чтобы те проверяли и выясняли другие мнения.
  3. Для таких случаев предусмотрены дисклеймеры: во всех материалах, подписанных автором, должно появиться уведомление о том, что он состоит в отношениях с источниками; полученную им информацию нужно максимально скрупулезно анализировать на предмет конфликта интересов.
  4. Отношения с источниками, выходящие за пределы профессиональных, строго запрещены. Сотрудник должен быть уволен — причем публично: коллегам лучше знать о его нечистоплотности.

ВОПРОС 6. OFF THE RECORD

Журналист вашего издания встречается с богатым и знаменитым человеком для одного из своих материалов. Разговор ладится — и человек рассказывает журналисту много историй из своей жизни, не имеющих отношения к теме; правда, отдельно просит, чтобы они ни в каких публикациях не фигурировали, — не то чтобы там есть что-то скандальное, просто незачем предавать эти факты огласке. Репортер соглашается. Через месяц богатый и знаменитый человек умирает — и оказывается, что вашему журналисту он дал свое последнее интервью. Согласованные фрагменты уже опубликованы — и относятся к конкретной мелкой теме. Многие истории, рассказанные тогда off the record, теперь приобретают почти символическое значение. Что делать с расшифровкой?

  1. Разумеется, публиковать. Герой умер, соглашение потеряло силу, сделать никто ничего не сможет — и это все прочитают.
  2. Опубликовать с редакционной преамбулой, объясняющей, что произошло и почему редакция приняла решение нарушить договоренности в свете новых обстоятельств.
  3. Показать текст интервью родным и близким покойного. Если они ничего не имеют против — опубликовать.
  4. Off the record — нерушимое правило журналистики. Нарушать его — предавать профессию. Жаль, но публиковать нельзя.

ВОПРОС 7. ЖЕРТВЫ И ТРАВМЫ

Вам становится известна история девушки, которая говорит, что ее постоянно сексуально домогался школьный учитель. Она во всех подробностях описывает несколько случаев; выясняется, что она рассказывала об этом также друзьям и родителям. Девушка также утверждает, что учитель приставал и к другим ученицам — те, впрочем, отказываются говорить на эту тему, хоть и не опровергают обвинения. Сам преподаватель все отрицает и грозится подать в суд за клевету на свое доброе имя. Администрация школы отказывается от комментариев. Публиковать ли об этом материал?

  1. Да. Зачем ей врать? К тому же начнется шум — тогда и узнаем все обстоятельства.
  2. Да. Родственники и друзья подтверждают, а другие потенциальные жертвы не отрицают — этого достаточно, чтобы доверять источнику.
  3. Нет. Слишком велики риски — чего доброго, и правда подадут в суд, потом еще и платить придется.
  4. Нет. Один источник и никаких документальных подтверждений — вы что, издеваетесь?

ВОПРОС 8. ШОК, ВИДЕО

В распоряжение редакции попадает видеозапись жестокой казни заложника, о трагической судьбе которого сограждане переживают не первый месяц. Приславший запись сообщает, что в случае, если она не будет опубликована вами, он перешлет ее конкурентам. Ваши действия?

  1. Публиковать. Все равно ведь конкуренты опубликуют — почему бы не быть первыми?
  2. Публиковать, потому что это новости — какими бы ужасными они ни были. Снабдить видео всеми возможными предупреждениями и предуведомлениями.
  3. Сначала — известить родственников. Если они дадут согласие на публикацию — публиковать. Нет так нет.
  4. Не публиковать ни при каких обстоятельствах — так журналисты и начинают помогать террористам в достижении их целей. Можно написать о том, что произошло, но не более того.

ВОПРОС 9. МОНТАЖ

Опубликованный вами материал о проблемах провинциального города, в котором нет работы и все спиваются, имеет огромный резонанс. Особенное сочувствие у читателей вызывает один из героев, который в раннем детстве потерял отца, потом получил инвалидность на заводе, а теперь у него государство отбирает квартиру. Правда, после публикации текста выясняется, что в этом герое (и его репликах) совмещены два разных человека — хоть читатели об этом и не знают. Как быть?

  1. Все равно это люди, которых никто не знает. Какая разница? Любой текст так или иначе искажает реальность.
  2. Если сами источники были не против, то это не катастрофа. Зато сработало — теперь всем есть дело до проблем людей, на которых еще недавно было плевать и государству, и читателям.
  3. Врать нехорошо даже из благих побуждений. Текст нужно отредактировать, автора — воспитать, но выносить за пределы редакции все эти детали необязательно.
  4. Это недопустимо, а работа журналистов должна быть прозрачной. Любые изменения в тексте должны сопровождаться соответствующими пометками; журналист должен быть как минимум оштрафован и отстранен от работы на заметный срок — чтобы неповадно было.

ВОПРОС 10. ТАЙНА ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ

Вся страна сходит с ума от книг неизвестной писательницы — она сочиняет под псевдонимом и ясно дает понять, что не хочет, чтобы кто-нибудь знал, кто она на самом деле. Критики и читатели гадают, кто скрывается за псевдонимом, анализируя стиль и возможные автобиографические детали, но все это гадание на кофейной гуще. В ваше распоряжение попадает материал, автор которого, сопоставив налоговую отчетность издательства, документы о праве на недвижимость и информацию, подсказанную анонимным источником, выясняет ответ на волнующий всех вопрос. Печатать ли такой материал?

  1. Конечно, да. Всем же очень интересно — а где мистификация, там и разоблачение.
  2. Да — потому что иначе материал напечатает кто-то другой, а нам нужны просмотры.
  3. Спросить у писательницы. Если она против — не печатать.
  4. Нет — это не имеет никакого отношения к общественному интересу, она не чиновник и имеет право на анонимность.